nachodki.ru интернет-магазин

Косовец Владимир Иванович, выпускник Юргинского механического техникума 1957 года

Родился 14.06.1937г. в  городе  Болотное Новосибирской области. После окончания 7 классов, в 1953 году, поступил в Юргинский механический техникум, который окончил в 1957 году по специальности «Специальное машиностроение».

Владимир Иванович отмечает, что годы учебы в техникуме запомнились высоким уровнем преподавания большинства предметов: математика (преподаватель Сушко Ф.И.), литература (Козловская Н.А.), история (Анучин П.Е.), технология металлов (Смоткин М.А.), металлорежущие станки (Большаков М.П.), механика, электротехника (Долинский Б.В.), технология машиностроения (Буйновский С.И.).

Кроме того, Владимир Иванович навсегда запомнил спортивную жизнь техникума. Он был чемпионом техникума по шахматам в 1956-1957гг., был финалистом чемпионата Юрги по шахматам, играл в сборной техникума по футболу.
 

После окончания техникума он три месяца поработал на Юргинском машиностроительном заводе токарем, а затем был призван в ряды Советской армии. После демобилизации в 1960 году,  Косовец  Владимир Иванович продолжил свою славную трудовую биографию в Юргинском машиностроительном заводе.

  Работал мастером, технологом, а затем, в 1962 году, он был переведен в особое конструкторское бюро (ОКБ), где работал на разных руководящих должностях.  Без отрыва от производства получил высшее образование. Находился в длительных служебных командировках за рубежом (Египет, республика Кипр).

В течение всего периода работы Владимир Иванович активно занимался рационализацией и изобретательством, получил девять авторских свидетельств и патентов на изобретения и промышленные образцы, за что получил  знак «Изобретатель СССР» и  звание «Заслуженный рационализатор РСФСР».

Заслуги Владимира Ивановича отмечены и другими высокими наградами: орден «Дружбы народов», медаль «За особый вклад в развитие Кузбасса» III степени.

Еще одним его увлечением стало краеведение. После пяти лет напряженной работы в научных библиотеках Томска и Кемерово, он написал книгу «Заселение окрестностей Юрги и прилегающих территорий Среднего Притомья».

Воспоминания Лелюха Бориса Федоровича, выпускника техникума 1959 года (текст от автора)

 
 

 

Да! Юргинский механический техникум, сокращенно ЮМТ, ЮМТ! «Как много в этом звуке для сердца моего слилось»!!!

Именно моего сердца, потому, что я страстно любил ЮМТ и почти все дисциплины, которые мы там изучали. ЮМТ для меня представлял гигантский мир Техники, которую я, благодаря отцу Федору Петровичу, полюбил с дошкольных лет.

К моменту поступления в ЮМТ мне уже было хорошо известно устройство двигателей внутреннего сгорания, паровых и газовых турбин, электромоторов и паровозов, телескопов, микроскопов, ядерных ректоров, Солнечной системы и Вселенной (по тогдашним представлениям)…. Это было главное для обыденных разговоров, но…..

Куда важнее, после этого, определить соотношение элементов и частей всего этого. В своих моделях я это делал по интуиции или эмпирическим путем: путем проб и ошибок. На это тратилось много времени и сил, а технические науки: механика, сопромат, детали машин – экономили время, материалы и силы.. «Знание - сила»! Конечно все зависимости получались с помощью математического аппарата, и поэтому над всем божественно царила математика.

Все это давал ЮМТ, превращал каждый день занятий в праздник, осчастливливал мою жизнь.

Конечно, это были только азы, и потом я пошел в институт – его курс высшей математики открыл пути во все науки на всю их глубину, а главное для меня – в аэродинамику, устойчивость и управляемость самолета, прочность и аэроупругость его конструкции.

В ЮМТ я пришел уже очень «больной» авиацией, и здесь мне посчастливилось эту «болезнь» усугубить. А было так…

Директор ЮМТ Штром Леонид Николаевич

Когда я поступил в ЮМТ директором был Сергей Иванович Буйновский, вскоре избранный Председателем Городского Совета народных депутатов, где очень хорошо проявил себя. Его сменил на посту директора ленинградец-блокадник Леонид Николаевич Штром. Мне не пришлось слушать его лекции, но у меня с ним связаны два ярких воспоминания.

Дело в том, что в 1956 году председатель заводского комитета ДОСААФ организовал при заводе планерную секцию, купил планер «БРО-11», резиновый амортизатор к нему и организовал полеты. Аэродром тогда был на месте парка Пушкина.

За бассейном фонтана, где теперь плавают на лодочках, был ангар для заводского самолета «ПО-2». Там же хранился и планер. Отлетали на нем всю осень, а потом хулиганы забрались в ангар, сломали планер, а потом и сожгли его. Вандалы были во все времена, и ничего, кроме презрения, они не получали. Мне тоже удалось на нем поучиться летать, и я очень страдал от такой потери. Но, вскоре пришла мысль создать такую секцию при ЮМТ!!! Я обратился к Леониду Николаевичу и  ОН МНЕ ПОВЕРИЛ!!! Представляете?! Вы директор… перед вами 16-летний пацан-учащийся, отличник по всем предметам. Но, вы, как директор несете ответственность за все и за ВСЕХ!!! А этот – говорит, что сможет научить людей летать! И никого не убьет! Но, он поверил, выделил 3400 рублей и весной 1957 года планер пришел в Юргу!!!

Кроме техникумовцев в секцию принял двух своих друзей, уже летавших на заводском «БРО-11» - Витю Яшкова и Валеру Ракевича. Планер был налету до окончания мною техникума.

  

За инструктора я оставил Бесова Глеба. Планер был цельнодеревянный и ресурс его был всего три года. Когда я вернулся в Юргу в 1961 году, он уже не летал и был разобран, но более полувека я помню тот духовный подвиг душевного человека Леонида Николаевича Штрома.

Втрой эпизод связан с выпускным вечером в июне 1959 года. Он проходил на 2-ом этаже нынешнего 5-ого корпуса ЮТИ ТПУ. Я принес две ракеты, чтобы отметить торжество «как надо»! После 2-х, 3-х рюмок я попросил разрешения у директора и, получив его, пригласил всех к окнам. Были сумерки. Первая ракета удачно стартовала с металлического листа стока подоконника и осветила противолежащий корпус. Взрыву эмоций вторил взрыв голосов и аплодисментов, а через минуту, или чуть больше, еще не выработавшая топливо ракета, упала на крышу того же корпуса, все погрузилось во мрак – особенно мое состояние и настроение Леонида Николаевича…

Кругом было темно и только на крыше корпуса угрожающе светилось пламя размером менее метра, но яркостью!.... почти как электродуга.

Секунд через 10 оно погасло, крыша не расплавилась, не загорелась и даже не затлела….

Леонид Николаевич обескуражено, но беззлобно смотрел на меня, а я смотрел ему прямо в глаза, я хотел выпить всю его горечь, влить ее в свою душу, чтобы облегчить состояние этого дорого мне человека.

«Вторую я запускать не буду» - пролепетал я. Он согласно молча кивнул,  и мы разошлись по своим местам через толкотню новоиспеченных техников-механиков и преподавателей.

В техникуме раньше меня на пару курсов училась его дочь – Оля, которую знали по ее шутке: она изображала себя в кабинете директора ЮМТ – она брала трубку невидимого телефона и говорила: «Олька Штром – на проводе». Комично получалось. 

  

Воспоминания  Екатерины Егоровны Шмыковой, выпускницы техникума 1946 года (текст от автора)

В начале октября 1942 года от железнодорожного вокзала отправилась целая стайка выпускников совхозной школы. Отправилась на поиски техникума. Нашли. Это был засыпной барак. Там заканчивались строительные работы, рабочие ходили по стружкам. Густо пахло деревом. Барак делился на три части: учебную, общежитие и жильё для преподавателей. Учебная с входом в центре, вход в другие – с торцов.

Мы сдали документы и тут же стали студентами Ленинградского военно-механического техникума. А в конце октября начались занятия. После Нового года общежитие перевели в новые соседние бараки. В комнатах жили по 5-6 человек. Так жили мы, местные, сибиряки.

Осенью 1942 года был первый набор:  из семиклассников (срок обучения 4 года), и из десятиклассников (срок обучения 3 года). Нас семиклассников разделили на четыре группы 11, 12, 13 и 14. По результатам школьной аттестации я попала в 11 группу, где были в основном ребята, эвакуированные из Ленинграда, Краматорска, Волгограда. Это была самая сильная по подготовке и успеваемости группа. И нагружали нас соответственно.  «Деревенскость» свою я особо не чувствовала хотя по развитию я не могла равняться с городскими детьми.

На втором курсе в нашу группу пришла Лина Кулец, мы с ней подружились. Судьба улыбнулась мне этой ленинградской девушкой: начитанная, интеллигентная, чуткая и тактичная при  этом. Её мама работала в конструкторском отделе завода. Мы вместе учились, читали, слушали радио и т.д. Я узнала от неё о великолепном городе: театрах, музеях, библиотеках. Узнала об операх и опереттах, о существовании балета. Позже она вернулась с матерью в родной город и закончила Военно-механический институт.

Скудная учебниками и художественной литературой библиотека размещалась на стеллажах из досок. В основном лекции преподавателей записывались в конспекты. Бумагой для конспектов служили старые книги (чернилами между строк). Иногда мне доставались обрезки из заводской светокопии, как плата за пользование конспектами.

 А какие были учителя общеобразовательных дисциплин! Импровизациям математика Виктора Израилевича Грудникова не было конца. Ни одна задача не повторялась в параллельных группах. С нескрываемым уважением он относился к способностям и трудолюбию студента.  Занятия были настолько увлекательными, что ни у кого не было желания их пропустить. Математика царствовала!

Почти на таком же уровне шло преподавание и по другим предметам. Физик Михаил Израилевич (младший брат математика и зав. учебной частью) после прочитанной лекции спрашивал: «Дошло?!» И наше весёлое: «дошло- дошло», говорил: « Ничего не дошло» И повторял основные моменты лекции.

А русский язык и литература!   Маргарита Ивановна. Уроки проходили на одном дыхании. Она почти не спрашивала. Образно говорила о правилах русской речи письма, рассказывала о своих впечатлениях, о произведениях, да так, что после урока возникала надобность найти и прочесть книгу. Библиотека была бедна, но, то, что удавалось достать, читалось по часам на душу. Читали «Золотого телёнка» (запрещенного). Из рук в руки читался даже Есенин, объявленный «хулиганом в поэзии».

А вот спецдисциплины читались скучнее. Сопромат. Нет-нет! Сопромат вёл Ювонен интересно, безусловно. Он же знакомил нас с английским языком.

Металлургию вёл Борис Абрамович Крупицкий - директор  техникума. Мне этот предмет давался довольно трудно, по причине отсутствия знаний по химии (в школе не было химика). С титульным изделием нашей будущей профессии  - артиллерией нас знакомил военный представитель на заводе (Заказчик).

Спецдисциплинам нас учили инженеры завода, ещё ненадолго задержавшиеся в Юрге. К  концу 3-го курса  кончилась война. Прожив три года в эвакуации, техникум возвращался в родной город: учителя и студенты из ленинградских семей. Остальные продолжили учёбу уже в Юргинском механическом техникуме. Выпускники, бывшие 10-классники, в 1945 году первыми получили его дипломы. Наш поток был вторым.

 К концу 1945 года техникум получил кирпичное 2-х этажное здание. Мы, проучившись в нём пару месяцев, ушли на преддипломную практику в отделы и цеха завода.  Поскольку в отделе в то время работали высококвалифицированные эвакуированные инженеры, нас, первое пополнение встретили с заботой и надеждой. Следует отметить, работа над дипломом и затем начало работы у меня проходили под руководством Зам главного конструктора Андрея Кузьмича Масюкова, ставшего впоследствии директором Юргинского механического техникума. Поэтому учебный процесс продолжался.



Вернулись летом 1946 года для защиты дипломов.

 
 Воспоминания Чурбанова Александра Павловича, выпускника техникума 1950-х гг.


Созданию Высшей школы в городе Юрга способствовало следующее. Во первых, это необходимость повышения  научно-технического кадрового потенциала работников базового предприятия. В середине 50 годов на Юргинском машиностроительном заводе наметился подъем производства по выпуску новейших видов изделий. Нужны были специалисты технических служб и административного аппарата. Выпускники европейских вузов страны (Ленинградского военно-механического института, Московского высшего технического университета им. Баумана и др.), после трехгодичной отработки, в основном,  возвращались домой. Бытовала притча “Ленин тоже был в Сибири в ссылке”. Многие из них отращивали бороды по типу Ленинской. Поэтому свои (доморощенные) специалисты намного надежнее. Недостаточно было даже выпускников ЮМТ. Дополнительно, для специалистов- практиков высокого уровня, была создана школа мастеров.

Создать Высшую школу на голом месте, безусловно, было бы не возможно. Поэтому, Юргинский механический техникум явился, как бы надежной ступенькой становления УКП. На его материальной базе проводились лабораторные и практические занятия на первом этапе обучения студентов. Да и первым заведующим был назначен, по совместительству, директор ЮМТ Штром Леонид Николаевич.

В 14 лет, после окончания в 1950г. семилетки в деревенской школе с. Проскоково, о выборе профессии ничего не понимал. Куда идти дальше учиться? Соседка - Демиткина Лилия Семеновна (Рыженкова) училась в Томске в музыкальном училище. Пригласила и меня поступить туда же. Но я не особо надеялся на свои музыкальные способности, хотя и неплохо играл на гармонии. Другой сосед пригласил меня учиться в Сельскохозяйственном техникуме, но дочь директора школы Рожкова Рая, буквально, согнала меня с попутной машины, не объяснив причины. В последствии я понял почему. Уважали меня за хорошую учебу и не хотели, чтобы я оставался после окончания работать в деревне.

Я благодарен ей за то, что выбрал правильное направление в жизни. Приехал в Юргу и поступил в ЮМТ на специальность “Спецмашиностроение”, хотя и не представлял что это такое. Но, на учебном корпусе по Достоевского 3  висела вывеска “Ленинградский военно-механический техникум им. Сталина”, а напротив здания стояла пушка.

Получить высшее образование было моей мечтой. Но мне не повезло с первой буквой фамилии. При распределении выпускников в другие крупные города на работу, где можно бы было дальше учиться, я не попал. Поэтому, только после службы в Армии мне удалось поступить в наш родной УКП, который открылся в г. Юрга. Об учебе, я вспоминаю с огромным удовлетворением, хотя и были трудности из-за продолжительности пребывания на работе в должности начальника техбюро цеха. Полученные теоретические знания и практический опыт работы на заводе по конструкторско-технологическим разработкам и производственным вопросам помогли мне в последующие годы.

Нельзя не отметить, что основной контингент абитуриентов, поступающих в УКП, были выпускники техникума. Им учиться было намного легче, чем выпускникам средних школ, если они не меняли свои специальности, как например, выпускники первого набора Смирнов М.П Составова Г.М., имеющие специальность “Ковочно-штамповочное производство”. Этому способствовали технические и общеобразовательные знания, приобретенные в техникуме от преподавателей, которые были высоко интеллигентные, теоретически и технически грамотные специалисты, эвакуированные вместе с Ленинградским военно-механическим техникумом в 1942 году (Масюков А.К., Большаков М.П., Тюрин А.П., Смоткин М.А. и др.)  и специалисты высокого уровня Машиностроительного завода. Начальник КБ завода Зеликман Валерий Григорьевич вел дисциплину “Производство арт. систем”. Под его руководством была создана знаменитая “Рапира” (Т-12), оснащенная современными приборами с совершенно новой баллистикой, превосходящей мировые образцы этого класса. Это позволило быстро переоснастить вооруженные силы и экспортировать установку во многие страны мира. Более 30 лет Т-12 не снималась с производства. После отъезда Зеликмана В.Г. в Сталинград преподавателем дисциплины становится Буйновский Сергей Иванович, впоследствии директор техникума и председатель горисполкома.

Знания, полученные в техникуме, были на очень высоком уровне. Достаточно сказать, что расчеты внутренней и внешней баллистики, для определения размеров ствола, кожуха, казенника, клиновых механизмов, противооткатных устройств и сопряжений узлов довольно таки сложны. Дипломные проекты, которые мы выполняли, были не только сложны, но и объемные (Разработка технологического процесса механической обработки: трубы, казенника и др., общая сборка изделия и т д.). Поэтому знания, полученные в техникуме и практический опыт работы на заводе, положительно повлияли на уровень развития многих бывших выпускников ЮМТ. Высококвалифицированными специалистами стали: Соболев И.И. – зам. директора завода по металлургии, Рябчиков В.Я. – главный инженер завода, Емец В.В. – зам. директора по капитальному строительству, Трофимович Н.Ф. – начальник отдела гарантийного надзора и внешнего монтажа (ОГНиМ), Смирнов М.П. – начальник отдела труда и зарплаты (ОТиЗ), и многие другие. Соболев Иван Иванович, не имея высшего образования, отказался от приглашения работать в Министерстве общего машиностроения ведущим специалистом по металлургии в отрасли. Примером может служить и отношение бывшего начальника цеха 13, впоследствии секретаря горкома партии г. Юрга, перешедшего затем в областной аппарат обкома, Владислава Николаевича Галкина к Смирнову М.П., работавшему нач. БТЗ: “Зачем тебе нужно высшее образование? Ты и так квалифицированный специалист”. Но Михаил Петрович понимал, что высшее образование ему нужно и, особенно, по машиностроению. Полученные в УКП теоретические знания ему пригодились при работе, в течение 20 лет, в должности начальника ОТиЗ.

Бывший мой сокурсник Ермишин А.Н. вспоминает, как зам. главного технолога Галченков Г.Е. разговаривал по телефону с отделом кадров завода: “Вы мне лучше пришлите выпускника ЮМТ 50-х годов”.  

В настоящее время, я с огромным удовольствием работаю в стенах, теперь уже ЮТИ ТПУ, доцентом кафедры ТМС, стараясь бескорыстно поделиться теми знаниями и опытом с моими коллегами и студентами, которые приобрел за длительный промежуток времени.  



Ганжа Владимир Сергеевич



В Юргинском техникуме отраслевых технологий и права обучался с 2002 по 2004 год по специальности Правоведение, который окончил с отличием с квалификацией юрист.

Глубокие знания, полученные в стенах техникума, Владимир Сергеевич с успехом применял на практике, работая в должности юриста в ЗАО «Проспект» (2004-2006г.), в ООО «Единство» (2006-2007г.), у ИП  «Одышев» (2007-2008г.).

 Получив колоссальный практический опыт, работая юрисконсультом, с 2008 года Владимир Сергеевич открыл и возглавил в должности генерального директора фирму ООО «Вавилон» в штате которой работают еще три выпускника Юргинского техникума отраслевых технологий и права. Деятельность фирмы направлена на оказание посреднических, в том числе юридических услуг в сфере недвижимости. 

В настоящее время Владимир Сергеевич счастливый отец (воспитывает двух дочерей), любимый муж и успешный предприниматель.


Зав. отделением        С.И. Журов

Шарипова Ольга Вячеславовна

В Юргинском механическом техникуме обучалась с 1995 по 1997 год по специальности Хозяйственно-правовая деятельность, который окончила с отличием с квалификацией юрист-бухгалтер.

Свою трудовую деятельность начала еще в 14 лет, работая в теплице Юргинского машиностроительного завода, где помогала выращивать розы и комнатные растения. С 17 лет работала страховым агентом в страховой компании «АСКО», а через год оформила свидетельство индивидуального предпринимателя и занялась бизнесом.

Для успешного развития своего бизнеса потребовались дополнительные знания, которые Ольга Вячеславовна смогла получить в ЮМТ. Глубокие правовые знания, полученные в техникуме, позволили добиться успехов в начале карьеры индивидуального предпринимателя.

Ольга Вячеславовна в настоящее время: счастливая мама (воспитывает двух дочерей), любимая жена (совместный бизнес с мужем), успешный предприниматель (руководит компанией «Профиль» по установке входных дверей, пластиковых окон, остеклению балконов и лоджий).  
 

Зав. отделением        С.И. Журов

   
© ГПОУ ЮТМиИТ

Вход на сайт